Авторская Колонка

Смотря на Запад

Жить в пригороде – идея во всех смыслах позитивная. А в последние годы во многих крупных городах субурбанизация, то есть массовое переселение из промышленных центров в экологичные пригороды, становится все более популярной. Как на Западе, так и в России. За городом и воздух чище, и природа ближе – вышел из дома, и вот они, лес и речка. За городом тишь да гладь, в глазах не рябит от городской застройки, обилия бетона и вездесущего асфальта. Микрорайон Западный – пример как раз такого «загородного» образа жизни.

В Саткинском районе образовался дефицит бланков полисов ОСАГО. На это указывают многочисленные обращения читателей в редакцию нашей газеты.

Сообщения следующего характера:
«Большой ажиотаж с полисами ОСАГО, невозможно получить! Большие очереди, которые образуются уже с пяти утра!»
«Мало талончиков на получение страховки. То есть долго стоишь в очереди, с пяти утра, и тебе может не достаться талончик!»
Мы решили разобраться с загадочным исчезновением бланков подотчётных документов, а заодно и разъяснить ситуацию с грядущей заменой полисов ОСАГО.

У самой кромки Бакальского карьера стоят дома. Стоят так близко, что чуть ли не с балкона можно заглянуть внутрь «лунного кратера». Им всем уже за шестьдесят: построенные в начале 50-х, статные, прочные, они были детьми своего времени. Надеясь на их отменное здоровье, их редко ремонтировали, а после развала Союза они, как и их жильцы, с трудом привыкали к новым реалиям: за здоровье нужно платить. У обитателей этих домов не нашлось денег, чтобы залатать все, что требует ремонта. И теперь эти каменные истуканы тихо старятся, забытые и никому не нужные.

В последнее время стала замечать, что неверующие люди говорят и делают так, как написано в Евангелие. Призывают не совершать лишних покупок, обходиться малым, не объедаться, не спать вдоволь, более интенсивно работать, не отвлекаясь на общение в соцсетях (по-православному, попросту не красть у работодателя рабочее время). При этом возникает мысль, зачем придумывать велосипед, когда он давным-давно изобретён?

Минимализм в доме

Есть в городе нашем завод старинный. Да только не тот железный ящер, что своим синим глазом по ночам в небо моргает, а тот серокаменный угрюмец, что своей желтой драконьей чешуей наши головы, будто пеплом, посыпает. И робят на том заводе наши парни да молодки –силушку свою молодецкую в тех печах сжигают. Жизнь поддерживают в его бетонном чреве, потому как печи те – его сердце горячее, а без сердца ни одна тварь божия прожить не может.

Смотрю вверх – мужики кричат с крыши: «А мы в вас сейчас снежками будем кидать». Я улыбаюсь: «А я буду уворачиваться. Как к вам подняться?» – «Да вон, тропинка». Тропинка выводит к деревянному крыльцу, на ступенях наледь. Поднимаюсь на первый этаж, оглядываюсь: все, что могли, вынесли – часть полов, оконные рамы, даже дверные косяки. Будто дому разом выбили все зубы. Со стороны дороги на его стене надпись «Открой свои глаза» – и дом открыл: в пустых глазницах отражаются горы и отвалы.

Сундуки с прошлым

Я прихожу как раз вовремя: репетиция театра для детей с ограниченными возможностями здоровья «Солнцеград» только началась. Данилка, мальчишка лет пяти, носится как угорелый по залу, и не сразу веришь, что он инвалид. Илья, обладающий феноменальной памятью (он может наизусть прочитать всю «Муху-цокотуху», да не абы как, а так, что мурашки по телу бегут), берёт Данилу за руку и помогает ему подняться на сцену. Лера, которая с раннего детства занимается пением, а теперь и не пропускает ни одной репетиции театра, что-то рисует вместе с Кристиной, облокотившись на зрительские кресла. Обе смеются.

Возможности сети Интернет с одной стороны повышают качество нашей жизни, с другой порождают совершенно новые проблемы и угрозы, о которых раньше никто не задумывался. Сегодня речь пойдёт о кибершантаже.

Подглядывать хорошо!

Помните, у Высоцкого: «Я не люблю холодного цинизма, в восторженность не верю, и ещё – когда чужой мои читает письма, заглядывая мне через плечо». В случае наших несовершеннолетних детей, одурманенных Интернетом, нужно действовать с точностью до наоборот. И сейчас поймёте почему.

Почти пятьдесят дней – начиная с Прощёного воскресенья (13 марта) и до праздника Пасхи (1 мая) – православные держат самый длинный и самый строгий из всех постов – Великий. О внутреннем содержании поста, о постных блюдах, а также о том, почему церковью запрещается заключать браки в это время, рассказал священник Свято-Никольского храма отец Дмитрий.

Мария приехала в Бакал из Донецка. Здесь у нее родители, детские воспоминания и возможность спокойно жить и работать. Десять месяцев назад она пригласила свою подругу Татьяну – и теперь они вместе трудятся над коллекцией витражей. А в свободное от работы время Таня рисует портреты. Девушка признаётся, что для неё это лучший вид отдыха. О войне и искусстве с двумя отважными художницами беседовала Евгения Ланцова.

Ленты новостей